ДОКУМЕНТЫ РАССКАЗЫВАЮТ

Автор: Администрация Категория: Архивный отдел Опубликовано: 02.02.2012 02:42 Просмотров: 1999

О Баргузинской степной думе.

На основании устава 1822 года среди иркутских бурят были учреждены в 1824 году: Аларская, Балаганская, Кудинская, Верхо-ленская, Ольхонская, Тункинская, Идинская степные думы. К сожалению, документов Идинской думы нет, так как документы не поступали на государственное хранение в Национальный архив республики. Среди забайкальских бурят - Кударинская, Баргузинская, Селенгинская и Хоринекая. Из Хоринского ведомства в 1837 году выделилась Агинская степная дума. Более крупные ведомства имели также и инородные управы.

Для читателя представят интерес сведения о думах, находившихся на территории современной Бурятии.

Расскажем о Баргузинской степной думе, которая была образована в ноябре 1824 года, на основании законоположений "Учреждения для управления сибирских губерний" и "Устава об управлении инородцев". В рапорте от 13 октября 1824 года верхнеудинскому земскому исправнику титулярному советнику Степану Алексеевичу Кокорину Баргузинская 5-ти родов степная дума сообщает, что степная дума приступила к исполнению предписаний, полученных в сентябре. Официально дума образована в ноябре, а фактически по документам она рапортовала о выполнении предписаний в октябре. Контора степной думы находилась в селении Улюн. Главным зайсаном или тайшой был избран Мареун Байжеев, заседателями - Шебулаев, Мышаев, Мыльзеев, Ербанов, Цаншуров. При степной думе было образовано 5 иногородных управ или родовых управлений:

Сборный, к которому приписано 507 мужчин,

2-ой Ченоевский - приписано 716 мужчин,

4-ый Баяндаевский состоял 262 мужчин,

3-ий Бурский из 101, а

5-ый Чендылдурский из 635 мужчин.

К пяти родам приписано 2221 мужчина и 2132 женщины.

В каждой инородной управе был голова (зайсан) и по два заседателя. В Баргузинском ведомстве было 13 улусов, где было 984 юрты и 534 деревянных дома. Из годового отчета думы за 1833 год видно, что в родовых управлениях было 5 экономических магазинов: Улюнский, Аргадинский, Аламбургский, Сух-Каргинский и Улугнинский, к которым было приписано 2185 ревизских душ. Экономические магазины выдавали в ссуду зерно на посев, принимали урожай на хранение. Из ведомостей думы тех лет видно, сколько засеяно ярового и озимого хлеба, сколько снято урожая, магазины также учитывали недоимку хлеба, числящуюся за инородцами ведомства. Также, из отчетов видно, что буряты занимались хлебопашеством, сеяли "ярицу" (яровый хлеб), посев, которого начинался 25 апреля и убирали урожай в конце августа и сентября. Под пары пашни для весеннего сева готовились в июне и июле в зависимости от погодных условий. С одной десятины снимали урожай от 50 до 60 пудов. При найме работника на хлебопахатные работы ежедневно платили от 15 до 20 копеек, а на сенокосных работах платили от 15 до 20 рублей с 10 июля по 10 сентября. Конечно, инородцы Баргузинского ведомства, занимались скотоводством. В хозяйствах были бараны и козы, крупный рогатый скот и кони. Примечательно, что в отчетах указывались такие показатели как вес, рост, настриг шерсти и т.д. Быки, как и лошади, использовались во время пахоты и сева. Отмечалось также, что скот почти ничем не болел, а если и были болезни, то очень и очень редко. Из документов думы можно извлечь познавательный материал о флоре и фауне, добыче орехов, ягод и грибов.

По статистическим данным 1841 года по ведомству Баргузинской степной думы было 12 родов и 13 улусов. Население ведомства было неоднородным, в котором проживало дворян потомственных личных - 5, из них две женщины, лам - 35, "казенных" инородцев - 6379, мужчин-3241, женщин - 3138.

В думе в 1840 году заседало 4 человека, "родоначальников" в 12 родах - 13, родовых старшин - 25, итого в составе думы было 42 человека, представляющих органы бурятского самоуправления в Баргузинском ведомстве.

Любопытны сведения о верующих, так по сведениям 1841 года было исповедующих ламаизм - 1796 мужчин, женщин - 1721, шаманизм-1532иеужчин, женщин - 1456 человек.

Обширный материал Баргузинской степной думы содержит сведения демографического, социологического, метеорологического характера, поведает нам из глубин прошлого о быте, культуре бурят.

Внутренние дела думы решались на основе обычного права бурят. Все функции входило составлять статистические сведения о количестве скота, посевов, урожае хлебов и трав, производить раскладку денежных сборов и распределение повинностей внутри ведомства, учет прихода и расхода общественного имущества. Также она вела учет населения, занималась вопросами землепользования в ведомстве, рассматривала дела о калыме, долевых взысканиях, потравах посевов и покосов, мелких кражах. Особым видом управления являлись сугланы. Они представляли собою общественные собрания, где обсуждались вопросы о сборах и повинностях, земельных делах и выборах должностных лиц. Так, на суглане в думе в 1844 году был избран головой Олевского рода Абиду Мангудов, вместо бывшего головы Чалана Намискаева, переизбранного по старости лет и болезни. В представлении Верхнеудинскому общему окружному управлению сказано, что Мангудов являлся ближайшим родственником Намискаева, что под судом и следствием не был, дурных поступков не совершал. В донесении от 29 октября 1844 года бывший голова этого рода Намискаев объясняет, что он болен, что он был избран головой 9 февраля 1832 года, что до октября 1844 года он без отлучно был головой я что он ходатайствует об избрании Мангудова на эту должности. Далее он пишет, что эта должность не перейдет к его детям, их у него нет. Сохранилось клятвенное обещание Мангудова при вступлении на должность, где он клянется в верности царю, роду и "не щадя живота своего до последней капли крови служить отечеству".

В донесении Верхнеудинскому окружному начальнику от 12 сентября 1845 года Баргузинская степная дума сообщает: "избрание вместо исправляющего должность главного тайши Норбо Галсанова другого благонадежного и достойного человека" проходило при полном собрании инородцев, был избран Главным тайшой помощник главного тайши, чиновник 14 класса Сахар Хамнаев "с положением ему жалованья в год по 515 рублей серебром".

В приговоре родовых голов и почетных инородцев от 10 сентября 1845 года дана характеристика чиновника 14 класса Сахара Хамнаева. Зная деятельность его на службе в качестве помощника главного тайши, что "он при образованности своей всегда служил с пользою для общества, в делопроизводстве устроил порядок, это удостоверено многими ревизиями чиновников, в упущении в исправлении дел или какого-либо решения, зависящих от него ни в чем и никогда нами не замечен, и при всей своей деятельности по службе, весьма прилежен к хозяйству, так что будучи помощником тайши, принимал он меры к улучшению разного хозяйства между инородцами, в особенности хлебопашество и своим примером вновь и во всем у

бурят, как-то посев картофеля, сверх этого он для образования родовичей выстроили своим кочтом (всеми жителями сообща, примечание автора) училище, в котором ныне обучаются братские маличики, всегда делал и делает наставления родовичам к лучшему устройству и общежития, и словом, действия его Хамнаева по службе и в надзоре за хозяйством весьма заслуживают на себя особенного уважения и доверие, за всем тем он Хамнаев, хорошего и всегда трезвого поведения, ведет себя как приличествует чиновнику честно.

Все эти похвальные действия поведения помощника тайши Хамнаева делающие ему честь и нас обнадеживающе ожидать от него хорошего и хозяйственного управления, единственно обязывает нас выбором положения на него". Далее в приговоре говорилось, что Сахар Хамнаев "имеет право личного дворянства и особенно по заслуге его обществу", и "потому еще более что он один только у нас знающий по-русски, владеет он и монгольской письменностью и потому положить ему Хамнаеву жалованье по 515 рублей серебром в год".

Родоначальники в своем заявлении просили верхнеудинское начапьство утвердить в должности главного тайши думы чиновника 14 класса Сахара Хамнаева, напомнив, что "ему 31 год, веры -ламаистской и никакой другой раскольнической секты не придерживается, женат, 2 детей, дом, хлебопашество имеет, под судом и во штрафах никогда и ни за что не был". Сахар Хамнаев в 1844 году открыл в Баргузине бурятскую начальную школу и впоследствии содержал ее.

"Устав об управлении инородцев" регламентировал общие государственные, земские и внутренние сборы и повинности.

Население ведомства платило налоги - подати. Податное облажение слагалось из денежных платежей и натуральных повинностей. Денежные платежи состояли из окладных и внутренних сборов, к первым относились губернский и частный земский сборы, подушная и оброчная подати и сборы в пожарный и межевой капиталы, а ко вторым - сборы на покрытие внутренних расходов для всего насе­ления ведомства. Натуральные повинности состояли из подводной гоньбы, исправления дорог, постройки и ремонта мостом, препровождения арестантов и нижних чинов, содежания перевозов, земских квартир и арестных помещений. Буряты православной веры исполняли "ружную" или хлебную повинность в пользу церкви, а буддийской веры - дацанов.

Раскладка сбора внутри ведомства производилась степной думой, а непосредственный сбор - родовыми управлениями.

23 апреля 1901 года было издано правительством России Временное положение "Об устройстве общественного управления и суда коневых инородцев Забайкальской области, которыми было предусмотрено проведение волостной реформы. Реформа распространялась лишь на Забайкальских бурят и эвенков.

На основании Временного положения "Об устройстве общественного управления и суда кочевых инородцев Забайкальской области" было предусмотрено проведение волостной реформы. В Забайкалье эта реформа проводилась с 1901 по 1904 годы. По Временному положению вместо степных дум и инородных управ вводились волостные правления. I января 1903 года Баргузинская степная дума была реорганизована и образовано Баргузинское инородческое волостное правление.

В остальных ведомствах волостные учреждения были введены в 1910-1016 годах.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить